В связи с позицией Европейского суда по правам человека предыдущие судебные акты по делу ‹‹1-го марта›› будут рассмотрены. Генеральный прокурор РА об акте амнистии, деле 1-го марта, Кочаряне и других скандальных делах

 

Прокуратура не связана ничем, особенно я как личность и как Генеральный прокурор. По всем уголовным делам, включая и по этому делу, которое имеет исключительное значение в истории Армении, мы занимаем исключительно позицию по обеспечению законности предварительного следствия. В интервью с Tert.am Генеральный прокурор РА Артур Давтян заявил об этом, ссылаясь на дело «1-го марта», обвинение, предъявленное в отношении отставного президента Роберта Кочаряна, дело бывшего министра обороны Микаела Арутюняна, акт об амнистии, деятельность и позицию прокуратуры в отношении мер пресечения, а также деятельность прокуратуры.

 

- Господин Давтян, в судебно-правовой системе Армении нет прецедента, когда Генеральный прокурор лично защищает жалобу в суде относительно выбора меры пресечения. Почему вы приняли решение лично принять участие в рассмотрении жалобы прокуратуры относительно отмены содержания под стражей в качестве меры пресечения в отношении второго президента Роберта Кочаряна? Было ли это из-за опасений, что ваша жалоба не будет удовлетворена, или была какая-то другая причина? Не было ли это из-за политического давления на вас?

- Позвольте мне начать с конца. Прокуратура не имеет ограничений, особенно я как личность и как Генеральный прокурор. По всем уголовным делам, включая и по этому делу, которое имеет исключительное значение в истории Армении, мы занимаем исключительно позицию по обеспечению законности предварительного следствия. Я сожалею, что то убеждение относитеьлно того, что прокуратура при выполнении своих функций и принятии решений руководствуется сигналами политических властей, по-прежнему существует в сознании определенных социальных групп.

 

Такое восприятие не позволяет замечать, более того ценить ту огромную работу, которую мы делаем, несмотря на все наши недостатки, по укреплению правопорядка, борьбе с преступностью, защите прав участников уголовного судопроизводства, защите государственных интересов и обеспечению законности досудебного производства. Возможно, у нас есть доля вины в формировании такого мнения. Однако, например, я уверен, что перед лицом этих заблуждений не каждый может представить, что Генеральный прокурор может принять решение об участии в судебном заседании, о котором не знают даже высшие органы власти. Но это именно то, что должно было быть нормальным.

 

Я хотел бы напомнить вам, что я лично подал кассационную жалобу на решение Апелляционного суда об отмене решения суда первой инстанции о применении содержания под стражей в качестве меры пресечения в отношении Роберта Кочаряна. Это касается человека, который был вторым президентом нашей страны 10 лет. Другими словами, ситуация была исключительной и, следовательно, подразумевала нестандартный подход. Мое решение относительно участия в судебном заседании было основано на ответственности за все эти факторы, которые я упомянул. Как Генеральный прокурор, я должен гарантировать эффективность, полноту, всесторонность и объективность расследования этого уголовного дела, исключительного в истории нашего государства. Любой другой фактор не сыграл и не может сыграть роль.

 

- Вы неоднократно заявляли, что допросы по делу «1-го марта» все еще ведутся. Однажды вы упомянули, что в 2017 году было допрошено более 100 человек. Почему раньше не были эти раскрытия, которые у нас есть сейчас, и почему раньше не было этих обвиняемых, которых мы имеем сейчас? Какое влияние оказала политика на это дело?

 

- Предварительное расследование уголовного дела, возбужденного по этим случаям, никогда не прекращалось. Действительно, в предыдущие годы были предприняты многие следственные, процессуальные и другие действия, в результате которых орган, осуществляющий производство, не смог получить фактические данные, доступные сегодня. И это не удавалось, потому что, несмотря на то, что было много свидетелей, они не были готовы сотрудничать с правоохранительной системой.

 

После апрельских-майских событий в республике возникла ситуация, когда допрашиваемые люди начали сотрудничать со следственным органом, предоставив информацию, о которой ранее не сообщалось. Например, вам известно, что по одному делу прокуратура возбудила дело (на основании нового обстоятельства) и направила его в ССС РА с целью проведения расследования. Скорее всего, у нас будет возможность возбудить производства в ближайшее время. Это обстоятельство доказывает, что факты, которые мы имеем при рассмотрении дела «1 марта», отличаются от фактической базы, которой мы имели ранее.Как вы знаете, у нас уже есть позиция Европейского суда по правам человека по предыдущим приговорам по делам, связанным с событиями 1-го марта, на основании которых, в связи с новым обстоятельством, предыдущие судебные акты будут рассмотрены. Если политика имеет какое-либо отношение к ней, как вы упомянули, то это проявилось только в готовности свободно сотрудничать.

 

- Господин Давтян, в прошлом году в интервью с Tert.am вы сказали следующее по делу Сефиляна, по делу вооруженной группировки Норк Мараш: «Очевидно, что преступления, запланированные Сефиляном и другими, а также членами группировки Норк-Мараш, не окончились желаемым результатом. Отношение общества к таким событиям и их участникам показали, что такие преступления неприемлемы для подавляющего большинства». Уважаемый прокурор, сегодня, помимо дела Мараша, остальные не только освобождены из-под стражи, но также в отношении последних будет применяться амнистия, если жертвы не представят возражений. Что изменилось?

 

- Уверен, что отношение подавляющего большинства общества к таким событиям не изменилось. Иначе это было бы непонятно и тревожно.

 

Применение амнистии в отношении лиц, привлеченных в качестве обвиняемых по уголовным делам, которые вы указали, не имеет ничего общего с прокуратурой или функциями прокуратуры. Государство в лице законодательных и исполнительных органов, приняв политическое решение, подобным актом проявило доброжелательность к тем, в отношении которых была применена амнистия, в том числе и к подсудимым по отдельным делам, которые указали вы. Но я хотел бы обратить ваше внимание на два важных фактора.

 

Прежде всего, закон об амнистии был принят в Национальном Собрании единогласно, хотя отдельные депутаты в тот момент позже выразили свое публичное несогласие. То есть, этот акт был выполнен широким социальным и политическим консенсусом. Во-вторых, закон предусматривает очень важную и исключительную оговорку для этих конкретных случаев. Амнистия применяется в отношении обвиняемых лиц, если жертвы, которые понесли физический ущерб или были взяты в заложники, не возражают.

 

Эти преступления являются преступлениями с двумя объектами: они затрагивают сначала общественную безопасность, а затем здоровье и свободу конкретного физического лица. И обеспечение одновременной позиции адресатов этих двух объектов сбалансировало ситуацию как юридически, так и морально. Если высшие исполнительные и законодательные органы как органы, отвечающие за общественную безопасность, выразили свою гуманитарную позицию принятием закона, то каждый человек, которому был нанесен какой-либо конкретный вред, должен сам решить, прощать ему или нет, чтобы иметь конкретные уголовно-правовые, уголовно-процессуальные результаты. И самое главное, амнистия не применяетсяв отношении лиц, участвовавших в случаях со смертельными исходами. Мы удовлетворены этим подходом.

 

- После ряда скандальных дел в мае, почему прокуроры, без выявления нового обстоятельства, начали не выдвигать возражений относительно освобождения из-под стражи подсудимых по делам Самвела Бабаяна, «Сасна Црер», Жирайра Сефилян, Андриас Гукасян? Не означает ли это, что почерк прокуратуры изменился раньше и сейчас?

 

- По всем уголовным делам, о которых вы упоминали, люди совершали или готовились совершить действия против конкретного должностного лица или должностных лиц, представляющих государственные власти. Степень общественной опасности действий, инкриминируемых этим людям, риск прогнозирования их поведения были особенно высоки с риском продолжения этих преступных намерений.Если вы следили за судебными заседаниями или публичными заявлениями обвиняемых по этим делам, вы, вероятно, были убеждены, что они призывают к продолжению вооруженной борьбы из-за конкретных представителей правительства. В результате общественно-политических процессов и изменений в стране последние больше не находятся у власти. Таким образом, необходимость гарантировать надлежащее поведение упомянутых людей посредством содержания под стражей была значительно снижена. И я объявил с трибуны НС, что в условиях новой ситуации мы готовы обсудить возможность изменения меры пресечения в отношении этих людей, если они будут вести себя должным образом, то есть, если они докажут, что они больше не опасны.

 

И прокуроры по этим делам в каждом конкретном случае, оценивая поведение этих людей, а также основания для применеия залога в качестве меры пресечения, не представили возражений относительно ходатайств. В результате большинство обвиняемых по этим делам были освобождены из-под стражи на основании изменения мер пресечения.

 

В этом смысле, замечая некоторые недоразумения в нашем обществе, которые видны мне, я хотел бы подчеркнуть один важный факт. Хотя эти люди в настоящее время освобождены из-под стражи, уголовные дела не были прекращены, и судопроизводство все еще продолжается. И в любом случае, когда будет установлено, что кто-либо из этих людей нарушил условия меры пресечения, будут немедленно приняты все необходимые меры для применения к ним более жестких мер.

 

- Господин Давтян, почему генерал Манвел Григорян находится под стражей? Я уверен, что вы слышали много мнений о том, что все они были освобождены из-под стражи, кроме Манвела Григоряна,который по результатам экспертизы имеет более 10 заболеваний, включая рак, что несовместимо с условиями содержания под стражей. Не нарушен ли лозунг правительства о том, что суды независимы, правоохранительная система независима?

 

- Кроме того, что М. Григоряну в настоящее время инкриминируются  многочисленные преступления, расследованием также было выявлено необходимость проведения полного, объективного, всестороннего предварительного расследования по направлению новых эпизодов систематических, скоординированных преступлений, в том числе в соответствии с требованиями, установленными в международных правовых актах по-прежнему сохраняются основания и необходимость для обеспечения надлежащего поведения обвиняемого с помощью такой меры пресечения.

 

Выбор меры пресечения никогда не бывает бесцельным. Что касается состояния здоровья обвиняемого, прокуратура постоянно активно следит за динамикой состояния его здоровья и оказывает необходимую профессиональную медицинскую помощь для вынесения соответствующего решения суда в случае получения данных, исключающих содержание под стражей. Хочу лишь отметить, что за этот период было проведено много регулярных медицинских консультаций.

 

- В отношении бывшего министра обороны Микаела Арутюняна и бывшего руководителя следственной группы по делу 1-го марта Ваагна Арутюняна осуществляется розыск полицией. Однако Россия изучила документы и, конкретнопо части М. Арутюняна заявила, что отклоняет требование об экстрадиции. Что делать в этом случае, ибыло ли отклонение основано только на том обстоятельстве, что он гражданинРоссии или на обращение обвинения после рассмотрения документов?

 

-Неверные комментарии представляются обществе. Юридический процесс заключается в следующем:разыскиваемый обвиняемый должен быть установлен, после чего начнется процесс экстрадиции. И только в результате этого будет возможно иметь позицию страны, где он был установлен, относительно выдачи или не выдачи лица. Никакой официальный процесс поустановлению или выдачи этих лиц не был осуществлен, поэтому остальные комментарии и данные являются предположениями. В то же время, в связи с некоторыми данными, вопрос относительно обстоятельств гражданства М. Арутюняна проверяется.

 

- Господин прокурор, в этом году прокуратуре исполнилось 100 лет. А также 2018 год подходит к концу. Какие проблемы были разрешены в предыдущие годы, каковы вызовы и какие шаги предпринимаются для их разрешения?

 

- Действительно, год был для нас историческим и символическим. Наше поколение прокуроров подытожило наследие 100-летней истории нашей системы. Я думаю, что нам удалось отметить праздник с честью и достоинством с участием делегаций из примерно 20 зарубежных стран, наших партнеров, ветеранов и всей системы.

 

Самая важная проблема, которая была решена, заключается в обеспечении действительно динамичного продолжения формирования и развития прокуратуры. Доказательством этого является формирование четкой роли прокуратуры в системе государственного управления в соответствии с Конституцией. Это действительно важно в нынешнем контексте полного уголовного судопроизводства, как с процессуальной точки зрения так и с точки зрения обеспечения законности реализации прав и свобод человека. Вторым важным достижением является полная ликвидация коррупции в системе, и по этому направлению были предприняты большие усилия на протяжении многих лет. И я с гордостью констатирую этот факт, поскольку я особено был последовательным в этом направлении. Это привело к росту доверия общественности к системе.

 

За короткий период результаты, зарегистрированные во время моего пребывания на должности, были целенаправленными. Прежде всего, за этот период была осуществлена серьезная борьба с коррупцией. Результаты за 2017, 2018 годы по части выявления коррупционных преступлений и уголовного преследования во много раз (в 2-3 раза) отличаются от предыдущего периода. Мы были особенно последовательны в выявлении систематических коррупционных схем.

 

Мы констатировали существенный прогресс в системной борьбе с незаконными рубками. По инициативе прокуратуры былусилен контроль за рубками и транспортировкой древесины. В результате этих мер только в 2017 году к уголовной ответственности было привлечено больше людей за незаконные рубки, чем в 2011–2016 годах.В результате наших изучений и мероприятий, принятых коллегией прокуратуры, практика розыска лиц, уклоняющихся от правосудия, значительно улучшилась.

 

Я считаю важными изучения, касающиеся состояния защиты конвенционных прав человека в Армении на основе решений и правовых позиций ЕСПЧ, а также введение правил, установленных прокуратурой, с целью устранения зарегистрированных проблем. Речь идет о предупреждении пыток и эффективном расследовании, практике применения содержания под стражей в качестве меры пресечения.

 

Но, несмотря на все это, конечно, у нас есть проблемы, которые мы никогда не скрывали. Мы считаем, что необходимо проделать серьезную работу по предотвращению определенных видов преступлений, таких как кража со взломом, торговля людьми и другие преступления, тяжкие и особо тяжкие преступления, обеспечению полной защиты прав граждан в ходе уголовного судопроизводства, вовлечению квалифицированного персонала в система прокуратуры.

 

Прокуратура - это живой, активный организм. Как и все другие аспекты общественной жизни и государственного управления, прокуратура также нуждается в постоянной совершенствовании.

 

- Господин Давтян, после изменения политической ситуации в Армении все руководители правоохранительных органов были заменены, кроме прокуратуры, которая является надзорным органом. В чем причина продолжения вашего пребывания наэтой должности?

 

- Несмотря на то, что у меня была возможность ответить на этот вопрос много раз, однако тот факт, что этот вопрос остается актуальным, заставляет меня сделать дополнительные разъяснения, открыв некоторые скобки, связанные с причинами.

 

На самом деле проблема имеет два аспекта: юридический и моральный. С юридической точки зрения, как я имел возможность сказать, это касается конституционных гарантий статуса независимости прокуратуры и генерального прокурора от всех ветвей государственной власти. Если изменение политической ситуации в любом случае должно привести к обязательной отставке Генерального прокурора, то нет смысла обеспечивать Конституцией такие гарантии. В этом случае нет смысла говорить о независимости прокуратуры. В результате политических изменений отставка глав независимых органов, в данном случае Генерального прокурора, будет означать признание реальности политического влияния на прокуратуру. В этом смысле мое решение было против деструктивного менталитета, согласно которому Генеральный прокурор является частью политической власти, поэтому он должен немедленно уйти в отставку в результате любой смены правительства.

 

Но это не единственная проблема. Генеральный прокурор, в отличие от руководителей других правоохранительных органов, избирается Национальным собранием. После политических изменений соотношение сил, сформированных в парламенте, создало ли возможность избрать нового генерального прокурора? Неудачное голосование по выборам членов Конституционного суда, а также по другим важным вопросам однозначно дает ответ на этот вопрос. В то время я руководствовался убеждением, что в такой переходный, критический для нашей страны период, в условиях резкой активизации уголовно-правовых процессов, страна не может остаться без Генерального прокурора.

 

Кроме того, был очень важен тот факт, что за это время я никогда не чувствовал таких значительных препятствий, которые не позволяли бы мне продолжать служить стране на этой должности.

 

Я действительно придаю большое значение фактору общественного доверия и легитимности. У меня никогда не было и нет никаких комплексов, чтобы вцепляться за эту должность, и я всегда был готов уйти в отставку с высоко поднятой головой и со спокойной совестью в таких условиях, которые могут быть восприняты и объяснены всем, включая моих коллег, которые верят в меня.

 

 

Դատախազությունը նշում է 102-րդ տարեդարձը և Դատախազության աշխատողի օրը

Связь с нами

Республика Армения г. Ереван, 0010 ул. В. Саргсяна 5

Тел: +374 (10) 511-650

Факс: +374 (10)

Эл. почта: info@prosecutor.am

 

Предоставление информации

Отдел по связям с общественностью Прокуратуры РА, начальник отдела: Аревик Хачатрян

Тел. (37410) 511-527